0 basket_green_over Корзина
Избранное

Памятник.

09.04.2018 16:26:09; Сумма оценок: 5

Итак, что я могу сказать по существу вопроса? А могу сказать вот что:
В далёком от нынешнего сегодня 1983 году работал я на танкере Латвийского морского пароходства, или, что проще для восприятия, был моряком загранплавания. Поздней осенью получил накопленные отгулы, списался с судна на выходные и направил себя в славный город Ленинград*. А поздняя осень в Ленинграде, я вам скажу, это уже зима. Холодно. И что особенно угнетало, мёрзли ноги в летних туфлях. Я же из дальнего плавания.  А там, в Лас-Пальмасе на Канарских островах, никто не приготовил тебе в лавках частных торговцев зимней обуви. Вот и прибыл я в Северную Пальмиру столь легкомысленно обутый.
Первым порывом было немедленно посетить обувной магазин, что я немедленно и сделал, выйдя из здания вокзала.  Нашёл один, затем другой, добрался до Гостиного двора на коченеющих ногах, пока не дошло до меня, что я дома, в СССР**. Обувь, конечно, на полках стояла, но что это была за обувь, сейчас уже трудно себе представить. Я решительно сказал себе: "Нет, только не это".
Была ещё надежда отыскать в этом городе магазин "Альбатрос": из тех, где принимали счастливчиков, бывавших за границей. Правда, товары там продавались только за чеки Внешторга, но они-то у меня как раз были. Расспросы местного населения вывели меня на улицу Двинскую, что возле порта. И магазин там был. Большой, со стеклянной витриной, просто праздник, а не магазин. После лёгкой заминки у входа, где пришлось доказывать своё право на вход, предъявляя документ с буквами ММФ СССР, я был допущен внутрь. И ведь были там зимние сапоги. Загляденье, а не сапоги. Грустно стало только от одного. Стоили те сапоги в "чековых" рублях 17=00, как извещал меня ценник, а из своих карманов я извлёк только 15.
Выход нашёлся быстро. У входа в магазин не очень большая толкучка из людей, вроде бы не причастных к происходящему внутри, но и никуда не спешивших. Спрашивать даже не пришлось.
"Чего надо?" - меня сразу запеленговали по ищущему взгляду.
"Чеки".
"Сколько?"
"Два рубля".
"По десять возьмёшь?"
Курс известен. Торговаться бесполезно. Взял, и уже пряча в карман, услышал:
- Пройдёмте, гражданин. И вы тоже.
«Вы» -  это ко мне. Ждать не стал. Пока стражи порядка хватали за руки продавца, я уже влетел в магазин. Очереди в кассу нет. Разноцветные бумажки обменял на кассовый чек в обувной отдел и к прилавку. Раздвинул зевак, кивнул скучающей продавщице:
- Сорок третий.
Всё. Вот они. Извлекаются из коробки. В руках лёгкие, словно невесомые, приятного вишнёвого цвета. Всё, надеваю здесь. Туфли в коробку. Вынул бумажный комок и увидел на подошве внутри "LAMANDER". Ну, Ламандер, так Ламандер.
Уже на улице обнаружил, что подошва имеет пружинное свойство. Походка приобрела лёгкость и бодрость. Каждый шаг тебя словно чуть-чуть подбрасывал. Приятный сюрприз.
Я провёл в Ленинграде три дня, прежде чем отправиться домой. Гулял по городу, заходил в музеи, кино, даже почтил своим присутствием какой-то театр. Сходил в Эрмитаж, минуя длинную очередь. Была такая привилегия у моряков дальнего плавания в этом городе: без очереди. И радовался. Получал удовольствие от ходьбы. Можно было ходить долго, не уставая. Помогла "заграница".
 Носил я их несколько лет. Точно уже не вспомню, сколько, но долго. Уже дома рассмотрел, что есть в названии ещё две буквы S и A. Вместе получалось "SALAMANDER". Зимы у нас долгие, обувь служила интенсивно. Со временем поблёк цвет, появились сетки трещинок на коже. Задник подошвы затвердел и уже не пружинил так здорово. Когда стал заедать замок-молния, я решил заменить их на новые. А их забрал отец на работу. Ему перед пенсией понадобились разношенные, тёплые сапоги на производство. Так они и ушли из моей жизни. Надолго, но не навсегда.
 Отца не стало в 2008. Мать попросила вынести ненужный хлам из подвала. Выбрав свободный вечер, я спустился туда. Да, ненужных вещей накопилось много. Я их складывал в мешок и относил туда, где во дворе стояли контейнеры. Уже почти всё освободив, я снял с гвоздя, вбитого в стену, пакет. Старый, покрытый пылью. В пакете были те сапоги. Изношенные до предела, покрытые серым подвальным налётом, это были они. Внутри серые суконные стельки. Я потянул одну и разглядел под ней остатки позолоты "...AM...ND...R".
 Наверху, в квартире,  мать накинулась.
- Зачем ты сюда это принёс? Вот скопидом-то был, всякий хлам копил!
 Да, хлам. А ещё памятник. Памятник хорошей обуви, верно послужившей владельцам.

* Ленинград - старое название Санкт-Петербурга. 
** СССР - уже не существующая страна, в которой Санкт-Петербург назывался Ленинградом.

Вернуться к списку

Подписка на новости

Хотите быть в курсе событий, новостей и акций? Тогда подписывайтесь на рассылку новостей.
Нажимая кнопку «подписаться», Вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных